USALife.info / НОВОСТИ / 2019 / 03 / 20 / РЕВОЛЮЦИЯ В МАШИНОСТРОЕНИИ: КАК БЫВШИЙ МОРПЕХ СТАЛ ПЕЧАТАТЬ МАШИНЫ БУДУЩЕГО НА 3D-ПРИНТЕРЕ
 НОВОСТИ   ТОП   ТЕГИ   СТАТЬИ   АРХИВ   ЛЕНТА ЗА СЕГОДНЯ 

Революция в машиностроении: как бывший морпех стал печатать машины будущего на 3D-принтере

12:54 20.03.2019 - RUNYweb

Основатель компании Local Motors Джей Роджерс. Фото: Lyndon French / Bloomberg Businessweek

Прежде чем пойти служить, Джей Роджерс успел поработать в авиакосмической промышленности, на производстве медицинской техники и в банковском бизнесе. В армии он решил совершить революцию в машиностроении. О том, как он это cделал, рассказал Bloomberg

В безлюдном промышленном районе в пригороде Ноксвилла, штат Теннесси, есть автомобильный завод, не похожий ни на один другой. В помещении размером с небольшой супермаркет почти нет привычных для такого производства насосов, механических манипуляторов и конвейерной ленты с кузовами автомобилей. Вместо всего этого в центре помещения - самый большой 3D-принтер в мире.

Когда головки принтера двигаются, техника практически не издает звуков. Вокруг ходят программисты с ноутбуками и эксперты по контролю за качеством с планшетами. Они вносят изменения в дизайн и подстраивают датчики будущего микроавтобуса. За комнатой сборки - помещение, где творится волшебство: здесь молодые ученые синтезируют нанополимеры и тестируют новые материалы на прочность, электро- и теплопроводность.

Микроавтобус называется Olli, это очередной необычный продукт стартапа Local Motors, которому уже 11 лет. Микроавтобус стоит примерно $400 тыс. При высоте 2,4 м, ширине 2,1 м и длине почти 3,7 м беспилотный электробус вмещает до 12 пассажиров, вызвать его можно с помощью приложения. По задумке создателей, Olli должен перевозить людей в перегруженных деловых и торговых районах крупных городов, образовательных центрах; помогать пожилым людям перемещаться в пригородах, где плохо развит общественный транспорт.

По желанию заказчика на основе микроавтобуса можно сделать машину скорой помощи, передвижной пункт бесплатного питания или лекционную аудиторию на колесах. Кроме того, элементы искусственного интеллекта позволяют Olli поддерживать диалог с людьми. Однажды, надеется сооснователь и глава компании Джей Роджерс, микроавтобус будет достаточно "умным", чтобы поделиться с пассажиром изысканным рецептом, перестроить маршрут и проехать мимо лавки с лучшими ингредиентами для блюда.

Первые испытания Olli прошел в июле 2016 года на стройплощадке в Мэриленде. С тех пор микроавтобус испытывали в городских условиях в Берлине, Копенгагене и других городах. Когда прошлой осенью Olli вывели на рынок, у Local Motors были заказы на 70 машин. Среди первых покупателей - Goodyear Tire & Rubber, Университет штата Нью-Йорк в Баффало, власти города Аделаида в Австралии и крупнейший дистрибьютор автомобилей в Дании Semler Gruppen.

Но планы основателя не ограничиваются продажей машин. "Множество компаний делают машины, - говорит Роджерс, бывший военный, который носит бабочки и короткую стрижку. - Это не про нас. Мы хотим перевернуть эту отрасль с ног на голову".

Морская пехота вместо MBA

Несмотря на то что сегодня у компании такая амбициозная цель, история происхождения Local Motors полна случайностей и совпадений. В 1999 году Роджерс пошел служить в морскую пехоту, пытаясь привнести порядок в свою бессистемную карьеру. До этого он успел поработать в авиакосмической промышленности, на китайском производстве медицинской техники и в инвестиционно-банковском бизнесе. Вступление в ряды вооруженных сил тоже носило несколько случайный характер. Роджерс собирался пойти на MBA в Стэнфорд, но в ознакомительный день познакомился с будущим однокурсником, который раньше служил морпехом. "Зачем тебе в бизнес-школу? - спросил тот, когда услышал о карьерных странствиях нового знакомого. - Ты уже разбираешься в бизнесе и инвестициях, тебе надо научиться руководить людьми". Спустя несколько месяцев Роджерс был в армии, не зная, впрочем, зачем он там и что ему там надо. В итоге он отслужил два срока и побывал в Ираке.

В апреле 2004 года взвод под командованием его товарища, капитана Брента Морела, попал в засаду. На их колонну из трех внедорожников типа "Хаммер" напали несколько десятков повстанцев, Морел приказал оставить машины и защищаться. В итоге враг отступил, но Морел погиб. "Этого не должно было случиться, - говорит Роджерс. - Отправлять в Ирак "Хаммеры" было большой глупостью. Эти машины - образец чудовищного дизайна. У них огромный двигатель, из-за которого находящиеся внутри люди ничего не слышат и оказываются в уязвимом положении. А выбраться из них в полной выкладке… пять-шесть морских пехотинцев, набитые в машину, как сельди в бочку, вылезают через отверстие в половину человеческого роста".


Фото: Lyndon French / Bloomberg Businessweek

Через пару лет еще один друг Роджерса, майор Джозеф Макклауд, утонул, когда его военно-транспортный вертолет Boeing Vertol CH-46, так называемый "Морской рыцарь", при вынужденной посадке упал в воду - не единственный подобный случай для этой модели. Трагедия еще больше убедила Роджерса в том, что компании попросту делают недостаточно продуманные продукты. "Если "Хаммеры" и "Морские рыцари" - это лучшее, что может предложить американская промышленность, что-то идет не так", - говорит он. Компания Boeing отказалась предоставить комментарий для этой статьи, а производитель "Хаммера", компания AM General, заявила, что не может прокомментировать инцидент, о котором рассказал Роджерс, но отметила, что за прошедшие с тех пор 15 лет автомобиль продолжал развиваться и совершенствоваться.

Мастера-ремесленники без инвесторов

После ухода из морской пехоты Роджерс год учился в Гарвардской школе бизнеса, дорабатывая модель компании, которую он хотел основать. Local он открыл в 2007-м. Изначальная концепция заключалась в том, чтобы делать машины на небольших фабриках с использованием новейших технологий производства, легких материалов и передовых методов работы. Каждую машину должны были делать под заказ, с учетом того, где она будет ездить - в зоне боевых действий, по курортным побережьям или загруженным шоссе. Благодаря стратегии ориентированности на заказчика, которую уже давно обсуждали производители отрасли, компания Роджерса должна была напоминать мастерскую. "На фоне большой индустрии у нас был образ искусных мастеров-ремесленников", - вспоминает он.

Роджерс был уверен, что инвесторы Кремниевой долины непременно вложатся в проект. Однако вскоре он понял, что после первой волны финансовых вливаний в разработчиков электромобилей вроде Tesla или Fisker Automotive энтузиазм инвесторов спал. Поскольку крупные игроки воздержались, Роджерсу пришлось довольствоваться небольшими суммами от 45 частных лиц - родственников, друзей, знакомых и чудаковатых инвесторов, например миллиардера Роберта Басса. Всего получилось собрать около $10 млн стартового капитала - примерно 1% от суммы, которую за несколько лет до этого Nissan Motor потратила на строительство небольшого завода в штате Миссисипи.

Краудсорсинг и внедорожник-конструктор

Недостаток денег был проблемой, хотя для компании, которая стремится к образу ремесленного производства, это было даже к месту. Первым продуктом Local стал навороченный внедорожник-багги Rally Fighter с кузовом из стеклопластика. Машина могла разгоняться почти до 200 км/ч в пустынной местности. Денег на самостоятельную разработку проекта у Роджерса не было, так что он решился на исключительный по тем временам шаг - отдал разработку концепции на краудсорсинг, предложив за лучшую идею $20 тыс. Выиграл студент, который построил образ на основе одноместного истребителя P-51 Mustang времен Второй мировой.

Когда грозного вида багги увидел свет в 2009-м, машина сразу стала хитом в среде ценителей. Она появилась в очередной части фильма 'The Fast and the Furious', игре GTA, а также в шоу "Гараж Джея Лено" и Top Gear. Чтобы обойти нормативные требования к легковым автомобилям, покупатели сами собирали Rally Fighter из набора компонентов с помощью сотрудников флагманского завода Local в Чандлере, штат Аризона. Компания продавала по 20 машин в год, причем цена одной могла достигать $120 тыс. в зависимости от опций вроде камуфляжной расцветки или акустической системы.


Фото: Lyndon French / Bloomberg Businessweek

Опыт Rally Fighter скорректировал бизнес-модель Роджерса. Он рассчитывал при низкой себестоимости и премиальном ценообразовании быстро начать получать прибыль. Для этого потребовалось около 50 машин. Спустя несколько лет Роджерс отказался от проекта Rally Fighter с его принципом "сделай сам", рассудив, что это только отвлекает его компанию от цели в корне изменить подход к производству машин. В 2013 году, расстроив ожидающих своей очереди заказчиков, он начал снимать модель с производства и искать продукт, более перспективный с точки зрения использования современных технологий.

40 деталей

Когда в 2014 году на рынке появились небольшие недорогие 3D-принтеры, Роджерс дал своим сотрудникам амбициозную задачу: сделать первый в мире автомобиль на основе 3D-печати на глазах у посетителей выставки производственных технологий в Чикаго в сентябре того же года. Для начала он объявил шестинедельный конкурс на лучшие идеи дизайна, попросив участников представить основные элементы корпуса, ходовой части и салона как неделимые модули. В ответ пришло более 200 вариантов, а победила концепция Strati (в переводе с итальянского "слои").

Двухместную машину придумал итальянский дизайнер Мишель Ано, который работал на Fiat Automobiles и Mercedes-Benz. По задумке Роджерса, в производстве должна была использоваться технология послойного наращивания (так еще называют 3D-печать, потому что процесс подразумевает последовательную укладку слоев материала), а также новое поколение полимерных материалов. В результате кузов и шасси новой машины должны были весить меньше четверти тонны. Вместе с ходовой частью, колесами и тормозами готовая машина в итоге состояла всего из 40 деталей в отличие от обычного седана, в котором их насчитывается до 30 тыс.

"Вдруг она развалится"

Команда Local работала над Strati на своем новом, более крупном заводе в Ноксвилле. Несколько месяцев сотрудники компании экспериментировали с материалами и исследовали возможности 3D-печати. Когда пришло время демонстрации, Роджерс был совсем не уверен в результате. Strati должна была стать самым большим объектом, сделанным с помощью 3D-печати, и невозможно было предугадать, как поведут себя более 200 слоев термопластика: будут ли они укреплять друг друга или треснут под собственным весом. Также было неясно, сохранит ли полимер свою прочность после растяжения до сложных округлых форм.

Пока на глазах у тысячи человек работали огромные печатающие головки, Роджерс думал только о том, что он пообещал прокатить на Strati нескольких местных чиновников. "Вдруг она развалится, и мэр останется сидеть на обочине, - вспоминает он свое волнение. - Это бы наверняка поставило точку в нашем бизнесе".

Тем не менее печать и пробный заезд прошли гладко. Примерно 100 тыс. посетителей выставки видели 48-часовой процесс производства Strati, и вскоре об этом стали писать все отраслевые издания. Несмотря на то что это был лишь концепт-кар, который разгонялся в лучшем случае до 70 км/ч, Роджерс наконец нащупал нишу, в которой можно было применять новые материалы и современные технологии, обеспечивая прибыльность бизнеса при небольших объемах производства. Сразу после тест-драйва он начал обдумывать машину, которую Local могла бы вывести на мировой рынок.

Прощупать рынок

Поскольку стартап не привлек достаточного финансирования на ранних стадиях, с переходом на новые уровни могли возникнуть трудности. Однако к тому моменту, когда в компании взялись за реализацию проекта Strati, у Local появился новый источник дохода. Их опыты с производственными технологиями привлекли внимание крупнейших индустриальных компаний, в том числе не связанных с автомобилестроением. Эти компании были заинтересованы в том, чтобы сделать производственный процесс более чувствительным к пожеланиям потребителя и снизить риски крупносерийного производства. В феврале 2014 года General Electric стала первым крупным игроком, который воспользовался моделью Local, создав GE FirstBuild. Небольшое подразделение, разместившееся неподалеку от штаб-квартиры Local в Ноксвилле, по плану должно было выйти на самоокупаемость в течение года.

Идея была в том, чтобы с помощью 3D-печати быстро и дешево делать мелкосерийные продукты и оценивать, есть ли на них спрос на рынке. Если продукт оказывался умеренно популярным - скажем, продажи на уровне 300 тыс. единиц в год, - его продолжала производить FirstBuild. Но в случае если продукт "взлетал", GE Appliances запускала его в традиционное массовое производство. "FirstBuild была основана для оперативности в отличие от других подразделений GE, - говорит Чип Бланкеншип, который одобрил сделку с Local в качестве тогдашнего главы GE Appliances (сегодня он возглавляет авиационную компанию Arconic). - Благодаря Роджерсу и команде Local мы поняли, что скорость становится важнее интеллектуальной собственности. Необходимо было научиться производить быстро".


Фото: Lyndon French / Bloomberg Businessweek

Еще им надо было научиться предсказывать, что нужно потребителю. За первый год производственные расходы FirstBuild покрыла за счет всего двух продуктов - устройства для готовки методом "су-вид" за $299, а также ледогенератора за $550. С тех пор подразделение приносит прибыль и радует публику такими новинками, как домашняя печь для пиццы или выдвижная полочка, позволяющая не ронять на пол белье, когда выгружаешь его из машины после стирки.

Рождение Olli

Партнерство принесло Local достаточно денег, чтобы они могли позволить себе замахнуться на более глобальные цели. Через несколько месяцев после презентации Strati компанию пригласили участвовать в мероприятии, целью которого было создать экологически чистый и массовый городской вид транспорта. Роджерс в очередной раз бросил клич сформировавшемуся вокруг компании дизайнерскому сообществу, которое к этому моменту включало уже почти 200 тыс. начинающих художников и инженеров. "Соразработчикам", как их называет Роджерс, предложили подготовить концепцию микроавтобуса на 8-12 мест. Главный приз $20 тыс., а также отчисления с будущих продаж достались 24-летнему колумбийскому инженеру Эдгару Сармьенто - он визуализировал то, на основе чего потом сделали Olli.

Концепция Olli воплотила в себе все то, что Роджерс хотел от своей компании. Опыт использования 3D-печати в отрасли пока весьма незначительный - например, BMW решила массово печатать отдельные детали для своего нового спорткара i8 Roadster. При этом весь кузов и шасси для Olli можно напечатать меньше чем за день - в два раза быстрее, чем для аналогов, которые производят традиционными методами. В отличие от Strati машину печатает принтер, который не оставляет бороздок на стыке слоев. Кроме того, штучный характер производства позволяет подстраивать продукт под размеры, предпочтения и физические ограничения пассажиров без изменения плана работы. После вывода продукта на рынок менять технические характеристики можно без модернизации устаревших производственных линий, которая обходится компаниям в миллиарды долларов.

Все эти преимущества позволили Olli пройти путь от стадии проекта до стадии дорожных испытаний за девять месяцев и $6 млн. Роджерс любит сравнивать эти затраты с $2,6 млрд, которые BMW инвестировала в свою злополучную "восьмую серию", которую представили в 1989 году и сняли с производства спустя десять лет при совокупных продажах около 30 тыс. штук.

Беспилотный интеллект

Помимо всего прочего концепция Olli включала в себя использование технологий беспилотного вождения и искусственного интеллекта. В изначальных планах Роджерса их не было, но преимущества от их использования оказались созвучны его ранним идеалам. "Это не просто способ получить e-mail через приборную панель, - объясняет он. - С Olli мы преследуем более высокую цель - улучшение жизни людей. Это напоминает мне о том, что тогда в Ираке послужило стимулом для основания этой компании".

Развитием технологий беспилотного вождения и искусственного интеллекта пока занимались преимущественно крупнейшие автомобилестроительные компании и технологические гиганты. Чтобы от них не отставать, Local начала вести научные разработки совместно с IBM и ее платформой развития искусственного интеллекта Watson, а также компанией Robotic Research, которая в прошлом году запустила беспилотный транспорт для раненых военных в гарнизоне "Форт-Брэгг" в Северной Каролине.

Партнерство с Robotic должно помочь Local держать руку на пульсе разработок в области автономного транспорта. С искусственным интеллектом дела обстоят сложнее. Подразделение IBM в последнее время не показывало выдающихся результатов, как и другие разработчики в этой сфере. Не исключено, что Local придется самостоятельно заняться разработками, как когда-то компания сделала с новыми материалами.

Перспективы конкуренции

Преимущество компании Роджерса в том, что клиенты уже сейчас готовы платить за Olli большие деньги, тогда как конкуренты развивают свои программы беспилотного вождения в закрытом режиме. Одним из первых покупателей Olli стала Goodyear, которая с помощью инновационного микроавтобуса собирает данные об эксплуатации резины на беспилотных электромобилях, а также испытывает новые конструкции шины. В компании надеются в будущем поставлять шины автоколоннам Olli, которые заполнят дороги центральных районов крупных городов. "Нам приходится менять наш продукт быстрее, чем меняется автомобилестроение, - говорит технический директор Goodyear Крис Хелсел. - Olli опережает свое время в сфере беспилотного транспорта, а мы видим в этой сфере перспективы для своего бизнеса".


Фото: Lyndon French / Bloomberg Businessweek

На пути в светлое будущее Local придется пройти ряд серьезных испытаний. В первую очередь встает вопрос о том, может ли компания позволить себе ждать до тех пор, пока исчезнут законодательные ограничения на работу беспилотного транспорта. В пользу компании здесь играет то, что средства передвижения с набором маршрутов и предсказуемыми уличными условиями получат одобрение раньше легковых машин. Однако к тому моменту, когда это произойдет, у Local может появиться серьезная конкуренция. В январе 2018 года на Международной выставке потребительской электроники Toyota Motor представила концепт-кар E-Palette, который поразительно похож на Olli и обещает похожие возможности.

По мнению Роджерса, еще одно преимущество Local в ее модели производства. Возможность адаптировать и менять машины и их компоненты так же просто, как Apple обновляет iOS, позволит компании раньше других предлагать потребителю новые функции, и бизнес сохранит рентабельность. "Когда Toyota представит свой вариант Olli, у нас уже будет десятая модификация, - рассуждает Роджерс. - Бьюсь об заклад, что сотрудники Toyota будут за закрытыми дверьми кусать локти, ведь каждая новинка, которую они сделают для своего концепт-кара, уже будет у Olli".

Совместное творчество

Сотрудники основных игроков мирового автопрома в частных беседах с уважением отзываются о Local, но никто пока не пробовал применить их идеи. В какой-то мере это объясняется тем, что их технология сборки построена на принципе бережливого производства - концепции, в основе которой постоянная оптимизация процессов для увеличения прибыльности крупносерийного производства. Для больших систем такой подход увеличивает эффективность, но он не помогает малотиражным и штучным производствам. "В автомобилестроении многое поменялось, - говорит глава отраслевого объединения Global Automakers Джон Бозелла, - но это по-прежнему отрасль с длительным производственным циклом и массовым спросом, так что в целом производственная модель остается той же. Local Motors предлагает революционную идею. Это как начать все сначала".

Между тем Local продолжает подписывать лицензии на право производства по примеру сделки с GE. Среди клиентов уже Siemens, Airbus и морская пехота США. В отличие от сотрудничества с First Build, в качестве производителя результатов работы такого сотрудничества теперь обычно указывается Local. Спрос на услуги компании был настолько высок, что Роджерс недавно выделил подразделение совместного творчества в отдельный бизнес, который получил название Launch Forth.

Коллаборации часто уводят партнерские компании далеко от их профильной деятельности и позволяют им экспериментировать в таких областях, в которые в обычных условиях они, может быть, залезать бы не стали. Не так давно страховая компания Allianz в рамках такого партнерства предложила разработать концепцию мобильного устройства на замену инвалидным коляскам, которое бы давало больше возможностей, чем просто передвижение из пункта А в пункт Б. Победил проект 3T - напоминающего сегвей устройства, которым можно управлять с помощью джойстика или задающими направление движениями тела. Высокое сиденье 3T сделано из материала, который позволяет адаптировать его форму под пользователя, а колеса при необходимости можно заменить на гусеницы или даже лыжи.

Роджерс радуется успехам Local, но ему не терпится, чтобы репутация компании распространилась за пределы узкого круга отраслевых специалистов и любителей. Он верит, что Local в итоге станет участником дискуссии о будущем транспортной отрасли. Но на сегодняшний день его бы устроило, если бы не приходилось убеждать людей, что "в будущем есть место для чего-то, кроме фордизма".

теги:  Ирак

ПРОСМОТРОВ: 73
12/12/2019    info@usalife.info
Все права на материалы принадлежат источникам, указанным под заголовком каждой новости, и их авторам.
Рейтинг@Mail.ru RSS