USALife.info / НОВОСТИ / 2020 / 10 / 30 / "СУД НАД ЧИКАГСКОЙ СЕМЕРКОЙ". ДРАМА СОРКИНА О ТОМ, КАК СУДИЛИ АКТИВИСТОВ ПОСЛЕ РАЗГОНА ПРОТЕСТОВ В США
 НОВОСТИ   ТОП   ТЕГИ   СТАТЬИ   АРХИВ   ЛЕНТА ЗА СЕГОДНЯ 

"Суд над чикагской семеркой". Драма Соркина о том, как судили активистов после разгона протестов в США

12:56 30.10.2020 - RUNYweb

Кадр из фильма Аарона Соркина 'The Trial of the Chicago 7' (2020)

В своем новом фильме 'The Trial of the Chicago 7' ("Суд над чикагской семеркой") известный американский драматург и режиссер Аарон Соркин исследует один из самых драматичных эпизодов новейшей американской истории - массовые антивоенные демонстрации во время съезда Демократической партии в августе 1968 года в Чикаго и последующий судебный процесс над их организаторами и участниками.

Неизбежно и безусловно преднамеренно возникают параллели с таким же бурным и таким же предвыборным американским летом нынешнего 2020 года. Заодно напрашивается сравнение и с "Болотным делом" и московскими демонстрациями лета 2019-го и минскими лета и осени 2020-го.

Интерес к картине подогревают не только ее историческая и сиюминутная политическая актуальность, но и незаурядная в сегодняшнем Голливуде фигура ее создателя - сценариста и режиссера Аарона Соркина, и целое созвездие актерских звезд первой величины: Саша Барон-Коэн, Эдди Редмэйн, Марк Райлэнс, Майкл Китон, Джозеф Гордон-Льюитт, Фрэнк Ланджелла.

Долгий путь к экрану

В 2006 году Стивен Спилберг встретился со сценаристом Аароном Соркиным и предложил ему написать сценарий фильма, который он хотел снять - о вылившихся в кровавое побоище массовых антивоенных демонстрациях вокруг съезда Демократической партии в августе 1968 года в Грант-парке в Чикаго и скандальном судебном процессе над обвиненными в заговоре участниками и организаторами демонстрации.

И хотя главный, составивший славу Соркина-сценариста фильм-байопик о молодом Марке Цукерберге 'The Social Network' (2010) был еще впереди, даже имевшийся к тому времени его послужной список предполагал, что лучшую кандидатуру для автора сценария задуманной Спилбергом картины не найти. Острый интерес к политическим сюжетам и знание реалий американской политической жизни (уже вышли в свет его политико-романтическая драма 'The American President' (1995) с Майклом Дугласом и Аннет Бенинг в главных ролях и телесериал о жизни в Белом доме 'The West Wing' (1999-2006)) самым удачным образом сочетались у Соркина с блестящим мастерством драматурга в построении "судебной драмы".

Не случайно его первым прорывом в большое кино - задолго до 'The Social Network' - стала сделанная режиссером Робом Райнером экранизация его судебной драмы 'A Few Good Men'. А уже совсем недавно, в 2018 году, в бродвейском Театре Шуберта была поставлена его сценическая адаптация романа Харпер Ли "Убить пересмешника", все действие которой происходит в зале заседания суда.


Кадр из фильма Аарона Соркина 'The Trial of the Chicago 7' (2020)

Осторожно, спойлеры!

"Судебная драма" (courtroom drama) - жанр в американском кино чрезвычайно популярный, и породивший немало всемирно известных шедевров ('12 Angry Men', 'Judgment at Nuremberg', 'To Kill a Mockingbird').

В этом жанре Аарон Соркин - мастер предельно насыщенных в высшей степени интенсивными и напряженными диалогами сценариев - чувствует себя как рыба в воде. Где еще как не в "судебной драме" сценарист может в тесно сжатое экранное время втиснуть максимальное количество идей, выраженных его стоящими зачастую на противоположных идеологических и политических позициях персонажами.

Перенасыщены напряженнейшими диалогами и еще один прославивший его байопик - 'Steve Jobs' (2015), и его режиссерский дебют 'Molly's Game' (2017) - о легендарной заправительнице игорного бизнеса Молли Блум с блистательной Джессикой Честейн в главной роли.

В 2007 году сценарий 'The Trial of the Chicago 7' был готов. Спилберг занялся подбором актеров. На роль леворадикального активиста Эбби Хоффмана он пригласил Сашу Барона-Коэна, лидера "Черных пантер" Бобби Сила должен был играть Уилл Смит, а лидера студентов Тома Хейдена - Хит Леджер. Однако из-за объявленной в Голливуде забастовки работа над картиной была приостановлена, а потом и вовсе заброшена.

Попытки еще двух режиссеров - в 2008 году Бена Стиллера и в 2013-м Пола Гринграсса - реализовать сценарий Соркина тоже по разным причинам сорвались.

Тем временем сам Соркин, благодаря успеху 'Molly's Game' утвердивший себя уже не только как сценарист, но и как весьма компетентный режиссер, убедил Paramount и Netflix в своей способности перенести на экран свой собственный, давно застоявшийся сценарий.

За минувшие с тех пор 13 лет и уже тем более за более чем полвека со времени происходящих в картине событий детали политически-судебного противостояния и личности его участников - при том что сам исторический характер конфликта своей актуальности совершенно не утратил - стерлись в памяти даже большинства американцев, не говоря уже об интернациональной аудитории, и требуют определенного напоминания, погружения в исторический контекст, воссозданию которого Соркин и посвятил пространный пролог к фильму.


Кадр из фильма Аарона Соркина 'The Trial of the Chicago 7' (2020)

Политический контекст

1968-й год в мировой, и в особенности в американской истории был полон самых драматических, а то трагических событий. Весь год администрация президента Линдона Джонсона активно наращивала американское военное присутствие во Вьетнаме. Количество новых призывников, которых Пентагон ежемесячно ставил под ружье и отправлял воевать в Юго-Восточную Азию, достигло 50 тысяч человек. Одновременно резко росло и количество цинковых гробов, в которых многие из них, не дождавшись конца своей службы, мертвыми возвращались домой.

В апреле в Мемфисе был убит Мартин Лютер Кинг, в политической повестке которого борьба против войны занимала не меньше места, чем борьба за права афроамериканцев. "Если душа Америки окажется окончательно отравленной, то в посмертном вскрытии мы прочтем причину смерти - Вьетнам", - говорил он в одной из своих речей в тот год. Убийство Кинга всколыхнуло всю черную Америку и привело к массовым демонстрациям и бурным столкновениям с полицией.

Надеждой либеральной, антивоенно настроенной Америки был заявивший о своем намерении бороться за президентский пост на намеченных на ноябрь выборах сенатор Роберт Кеннеди, брат убитого пятью годами раньше президента Джона Кеннеди. Президент-демократ Линдон Джонсон от участия в выборах отказался. Бобби уверенно лидировал среди всех претендентов-демократов, и его утверждение на партийном съезде в Чикаго в августе казалось делом предрешенным.

Однако выпущенная в него в июне в Лос-Анджелесе пуля прервала не только его политическую карьеру, но и жизнь. И заодно нанесла сокрушительный удар чаяниям пацифистски настроенных противников войны. Оказавшийся практически без конкурентов вице-президент демократ Хьюберт Хамфри был в вопросе войны стойким продолжателем линии своего босса Джонсона и не меньшим "ястребом", чем его оппонент-республиканец Ричард Никсон.

Съезд Демократической партии в Чикаго 26-29 августа, который должен был без проблем утвердить кандидатуру Хамфри, для всех антивоенных активистов превратился в арену массового протеста, который изначально грозил перерасти в кровавые беспорядки.

Весь этот политический фон мы получаем в коротком, энергично смонтированном из документальной хроники дотитровом прологе к фильму.

"У Мартина Лютера Кинга был мечта… теперь у него пуля в голове. Бобби мертв, Иисус мертв. Они пытались идти мирным путем. Мы попробуем что-нибудь другое", - говорит в фильме, отправляясь в Чикаго, сооснователь и лидер радикальной афроамериканской полуполитической-полувоенной организации "Черные пантеры" Бобби Сил.


Кадр из фильма Аарона Соркина 'The Trial of the Chicago 7' (2020)

Действующие лица и исполнители

Восемь арестованных активистов были обвинены в заговоре с целью организации массовых беспорядков. Тот факт, что некоторые - в частности тот же Бобби Сил - с остальными не были даже знакомы, ни обвинение, ни судья, несмотря на все протесты Сила, во внимание принимать не стали. "Меня просто швырнули в общую кучу, чтобы группа выглядела пострашнее", - говорит в фильме лидер "Черных пантер".

Сил (Яхья Абдул-Матин II) - единственный чернокожий из подсудимых - оказался во время процесса в уникальном положении. Его адвокат из-за болезни присутствовать не мог, и судья, несмотря на все просьбы и протесты, категорически отказывался давать ему слово. За спиной у него сидел особенно раздражавший судью глава чикагской организации "Черных пантер" Фред Хэмптон, застреленный несколько месяцев спустя в ходе полицейского рейда в декабре 1969 года. Судьбе Хэмптона посвящен готовящийся сейчас к выходу на экраны фильм 'Judas and the Black Messiah'.

Сил все время порывался встать и говорить - в отсутствие адвоката он считал, что может и должен защищать себя сам. Откровенно предвзято настроенный и к нему, и к остальным подсудимым судья приказывает судебным маршалам заковать Сила в наручники и кандалы и заткнуть ему рот кляпом - действие, вызывающее оторопь даже у прокурора.

В конечном счете все же Сил был выведен из процесса, и восьмерка стала семеркой. Двое - Джо Фройнз и Ли Вайнер - играли и в организации демонстрации, и в самом процессе, и, соответственно, в фильме периферийную роль.

А вот на основной пятерке стоит остановиться поподробнее. Ее состав отражает пеструю картину антивоенного движения в Америке конца 1960-х, и именно эти персонажи и играющие их актеры несут основную драматическую нагрузку картины.

Эбби Хофманн (Саша Барон Коэн) и Джерри Рубин (Джереми Стронг) - радикальные ультралевые анархисты и контркультурные революционеры. За полгода до чикагских событий они основали так называемую Международную молодежную партию (Youth International Party), английская аббревиатура названия которой Yippies перекликалась со словом хиппи. На знамени Yippies на черном фоне красовалась красная пятиконечная звезда и поверх нее - ярко зеленая корона листа конопли. В их идеологии хиппистская расслабленность контркультуры сочеталась с воинственной готовностью традиционного левого движения бороться с экономическими и политическими структурами загнивающего буржуазного общества.


В начале процесса обвиняемых было восемь, и их называли "чикагской восьмеркой". Сверху вниз, слева направо: Джерри Рубин, Эбби Хоффман, Том Хейден, Ренни Дэвис, Бобби Сил, Ли Уайнер, Джон Фройнз и Дэвид Деллинджер. Фото: BBC

Спустя три года после чикагских событий Рубин и Хоффман попали в самое ближнее окружение переехавшего в Нью-Йорк Джона Леннона и оказали огромное, решающее влияние на резкую политизацию Леннона начала 1970-х годов. Появление в их рядах всемирно известного бывшего битла сыграло колоссальную роль в популяризации Yippies и всего радикального левого движения в Америке.

В 2007 году, когда Спилберг планировал Коэна на роль Хоффмана, знаменитому британскому комику было 35, и он был всего на три года старше своего персонажа. Сегодня ему под 50, и по возрасту он уже не очень годится на роль молодежного активиста. Но брызжущая через край энергия Коэна, его яркая внешность с копной развевающихся над головой волос и переданный своему герою артистический талант делают его центральной фигурой картины.

Хоффман и Рубин откровенно издеваются над судьей и всем ходом процесса. В один день они являются в зал заседания облаченные в судебные мантии. Судья требует от них снять мантии, спрашивая: "У вас есть под ними другая одежда?" "Сейчас поглядим", - невозмутимо отвечает Хоффман. Они скидывают мантии и оказываются в… полицейской форме.

Именно Хоффман произносит ключевые слова, определяющие смысл происходящего в зале суда: "Это политический процесс". Это именно он спокойно бросает в лицо судьи убийственную цитату из Авраама Линкольна: "Эта страна, вместе со всеми ее институтами, принадлежит населяющим ее людям. Если они оказываются недовольны существующим в ней правительством, они могут воспользоваться своим конституционным правом его поменять или революционным правом его свергнуть". И добавил: "Если бы Линкольн произнес эти слова в Грант-парке, то он был бы арестован".

Не правда ли, эта ссылка Хоффмана на слова одного из величайших американских президентов, заложившего основы американской государственности, перекликается с требованиями российской оппозиции к государству соблюдать букву и дух конституции?

Время от времени ход процесса перебивается, и мы видим на сцене некоего клуба облаченного в звездно-полосатую куртку Хоффмана, который, выступая в роли стэнд-ап комика, рассказывает сидящей перед ним аудитории, а заодно и нам, зрителям, о деталях происходившего в чикагском парке.


Одна из самых ярких издевательских акций Yippies - выдвижение на пост президента на выборах 1968 года поросенка по имени Пигасус. Марш в Нью-Йорке в поддержку кандидатуры Пигасуса. 28 сентября 1968 г. Фото: BBC

Том Хейден (Эдди Редмэйн) и Ренни Дэвис (Алекс Шарп) - лидеры созданной еще в 1960 году общенациональной организации "Студенты за демократическое общество" (SDS). Несмотря на объединяющую их с Yippies возрастную общность и сходную с ними идеологическую принадлежность к движению "Новых левых", SDS стояла на куда более строгих идейно-организационных основах. Их раздражала анархистская и погруженная в вечный дым марихуаны хиппистская расслабленность, в которой, как они не без оснований опасались, растворится необходимая для борьбы сосредоточенность и серьезность.

Бесконечные споры и перепалки между Хейденом и Хоффманом - не менее напряженная идеологическая составляющая фильма, чем их общее противостояние истеблишменту.

В отличие от хиппи-анархистов Хоффмана и Рубина, Хейден и Дэвис стремились действовать легально. И те, и другие - это мы видим в экранных ретроспекциях - идут в чикагскую мэрию с просьбой об официальном разрешении на митинг. И те, и другие получают отказ. Но если Хоффман ведет разговор с чиновником издевательски-насмешливо ("Знаете, когда начинается дерьмо? Когда вы не даете протестующим места собраться"), то Хейден упорно, с холодной вежливостью, раз за разом, пять раз подряд подает одну и ту же заявку.

Не правда ли, очень похоже на то, как российская оппозиция добивалась разрешений на митинги от властей?

Между Хейденом и Хоффманом идет борьба за то, кто из них произнесет от имени всей группы обвиняемых заключительное слово. В конце концов непримиримый Хоффман уступает, и спокойный, выдержанный Хейден в качестве заключительного слова начинает зачитывать одно за другим имена почти пяти тысяч американских солдат, погибших во Вьетнаме со времени начала процесса. Весь зал аплодирует и встает, чтобы почтить память павших. Судья истерично требует прекратить демонстрацию, но к ней присоединяется даже прокурор - звездный час и самого Хейдена, и сыгравшего его британского актера Эдди Редмэйна, вновь, после удостоенной Оскара роли Стивена Хокинга, подтвердившего свою высочайшую международную репутацию.

И, наконец, самый старший из "семерки" - на момент процесса 54-летний Дэвид Деллинджер (Джон Кэррол Линч), представлявший "взрослую" антивоенную организацию "Национальный мобилизационный комитет по прекращению войны во Вьетнаме". Он глубоко убежденный пацифист - настолько, что сидел в тюрьме за отказ из-за своих убеждений служить в армии во время Второй мировой войны, что служит предметом упреков в его адрес даже со стороны единомышленников.

Он всячески урезонивает своих молодых товарищей, опасаясь перерастания мирного протеста в насильственные действия. Но в суде, возмущенный совершенно наглым поведением судьи, он называет его в лицо негодяем, и когда судья приказывает маршалам применить к нему те же меры воздействия, что и к Силу, он не выдерживает и бьет пытающегося связать его маршала в лицо - сам уже спустя секунду в ужасе не веря, что мог совершить нечто подобное.


Слева направо: Джерри Рубин, Эбби Хоффман и Ренни Дэвис на пресс-конференции во время процесса над "чикагской семеркой". 14 июля 1970 г. Фото: BBC

А судьи кто?

Обвиняемые на процессе - пусть и ярчайшая, но всего лишь половина того идейного и человеческого спектра американского общества, который выявил процесс "чикагской семерки" и который столь выпукло демонстрируют в фильме Аарон Соркин и подобранные им актеры.

Процесс был затеян новым Генеральным прокурором Джоном Митчеллом, назначенным на эту должность пришедшим к власти в январе 1969 года победителем президентских выборов 1968 года республиканцем Ричардом Никсоном.

Митчелл (Джон Доман), вызвав в свой вашингтонский кабинет двух назначенных им на процесс чикагских прокуроров, инструктирует их беззастенчиво и цинично: "Эти антиамериканские бунтари должны быть осуждены, осуждены сурово и сидеть в тюрьме по десять лет каждый".

Очевидно, что такой же точки зрения придерживается и судья Джулиус Хоффман (Фрэнк Ланджелла) - эдакий американский патриций, откровенно презрительно относящийся не только к подсудимым и их адвокатам, но даже и к закону, и творящий в зале суда не то, что велит ему профессиональный долг и честь, а то, что отвечает его реакционным взглядам и личным пристрастиям.

Совпадение фамилий судьи и подсудимого Хоффмана становится предметом издевательских насмешек со стороны за словом в карман не лезущего Эбби. "Прошу отметить в протоколе, что я к подсудимому не имею никакого отношения", - торжественно провозглашает в начале заседания судья, в ответ на что со скамьи подсудимых раздается разочарованный возглас: "О, папа!"

Блистателен, как всегда, в роли адвоката Канстлера еще один британский актер - Марк Райланс. Канстлер не просто выполняет свой профессиональный долг, он искренний и убежденный противник войны.

Его мастерские разоблачения высосанных из пальца обвинений вызывают ярость судьи, раз за разом присуждающего непокорному адвокату наказание за неуважение к суду.

Даже прокурор Шульц (Джозеф Гордон-Льюитт) проникается уважением и симпатией пусть даже не к личностям подсудимых, но по крайней мере к столь бесстыдно попираемому судьей на процессе закону. И к отстаиваемой подсудимыми памяти павших в несправедливой и неправедной вьетнамской войне американских солдат.


Адвокаты подсудимых Леонард Уайнгласс и Уильям Канстлер на процессе. 15 февраля 1970 г. Фото: BBC

Еще одна ключевая фигура на процессе - смещенный Никсоном и к моменту начала судебного разбирательства уже бывший Генеральный прокурор демократ Рамзи Кларк (Майкл Китон). Сразу после чикагских событий августа 1968-го возглавлявшееся им министерство юстиции пришло к выводу, что зачинщиками беспорядков и насильственных столкновений были не демонстранты, а полиция. Бывшему государственному чиновнику высшего уровня было непросто согласиться выступать на процессе, свидетельствуя против государства. Но он решается на этот шаг, хотя личное мужество и принципиальность в нем совершенно очевидно сочетаются с извечной межпартийной борьбой в американской политике. Как бы то ни было, именно его показания стали решающими.

Исход дела и дальнейшая судьба героев

По главному обвинению - в заговоре с целью организации беспорядков - суд присяжных признал всех семерых невиновными.

Судья Хоффман тем не менее воспользовался своим правом и приговорил главных подсудимых и их адвокатов к тюремному заключению различной длительности - от двух с половиной месяцев до четырех лет за "неуважение к суду". В общей сложности подсудимые и адвокаты были признаны виновными в 150 случаях неуважения к суду. Более того, он даже распорядился состричь длинные волосы некоторых подсудимых и адвоката Канстлера, сочтя их "оскорблением суда".

В 1972 году апелляционный суд США отменил все вынесенные судьей Хоффманом приговоры, сочтя его решения необъективными и пристрастными.

Заключительные титры фильма рассказывают нам о дальнейшей судьбе его главных героев:

"По результатам проведенного среди членов адвокатской коллегии Чикаго в разное время принимавших участие в судебных процессах, на которых председательствовал Джулиус Хоффман, 78% опрошенных признали его как судью "профессионально непригодным".

"Джерри Рубин в 1980-е годы стал работать биржевым брокером. В 1994 году погиб в автомобильной катастрофе".

"Эбби Хоффман написал книжку-бестселлер, хотя точное количество проданных экземпляров установить невозможно, так на обложке красовалось название: "Укради эту книгу". В 1989 году он покончил с собой".

"Том Хейден в 1982 году был избран в законодательное собрание штата Калифорния и переизбирался в его состав еще шесть раз".


"Чикагская семерка" увековеченная на огромном фотографическом панно американского фотохудожника Ричарда Аведона. Галерея Gagosian, Нью-Йорк, 17 июля 2012 года. Фото: BBC

Фильм Соркина проливает несколько иной, остро политизированный свет на часто идеалистически воспринимаемую сквозь розовые очки поп-культуры радужную картину 1960-х.

В то же время, в год очередных президентских выборов, расколовших Америку в 2020-м не меньше, чем в 1968-м, в год массовых бурных демонстраций и беспорядков после гибели Джорджа Флойда, он - трезвое напоминание и протестующим, и властям о далеко не всеми усвоенных уроках прошлого.

теги:  Минюст

ПРОСМОТРОВ: 17
03/12/2020    info@usalife.info
Все права на материалы принадлежат источникам, указанным под заголовком каждой новости, и их авторам.
Рейтинг@Mail.ru RSS